История Чехии: Ольдржих и Божена

На сегодняшнюю историческую прогулку, может быть, было бы неплохо взять с собой фонарик или лучше люкарну — лампу с фитилем. Мы будем пробиваться сквозь темноту исторических неопределенностей, также как и сквозь темноту нечистых страстей и преступных намерений. Убийство Святого Вацлава стало первым, или, вернее, первым исторически подтвержденным убийством князя в чешской истории. Но — увы! — не последним. Оно открыло целую серию убийств, и положило начало периоду уловок, коварства, преступлений представителей некогда благополучного рода Пржемысловичей. Итак, мы находимся в конце 10-го века. Чехи прочно обосновываются на берегах Влтавы. Им удалось победить многих сильных соперников, — например, род Лучанов в, так называемой, Дурыньской битве, но оставались еще два влиятельных рода. В восточной Чехии, неподалеку от нынешнего города Подебрады, находилась крепость Либице, где обосновался сильный и значительный род Славниковичей, а неподалеку располагалась территория рода Вршовичей. Оба рода были такими же большими, и влиятельными, как Пржемысловичи, и первоначально все три династии мирно сосуществовали. Но вскоре все изменилось.
После смерти Святого Вацлава чешским князем стал его коварный брат Болеслав, тот самый, который убил Вацлава, за что и получил прозвище Жестокий. Чешским государством он правил долго, около 37 лет. Вступив на престол, он немедленно прервал все дружеские отношения с немецким королем Генрихом «Птицеловом», так дорого стоившие его несчастному брату, и начал войну вначале с Генрихом, а затем и с его наследником, Отто I. Войны, продолжавшиеся почти 14 лет, в конце концов, закончились примирением. Дочери Болеслава I, Доубравка и Млада, посвятили себя служению христианству. Млада основала первый женский монастырь в Чехии, а Доубравка, ставшая женой польского князя Мешека I, способствовала укреплению христианской веры в Польше. Историки до сих пор не знают точно, существовал ли первый сын Болеслава I Страхквас, или он был только ловушкой для Святого Вацлава. Никакие исторические данные о нем не сохранились. Наследником престола стал сын Болеслава I, Болеслав II, по прозвищу «Благочестивый». Но, несмотря на прозвище, Болеслав II не слишком отличался от своего отца. Он действительно сделал много полезного для христианской церкви, ввел в Чехии орден бенедиктинцев и основал пражское епископство. Первым епископом стал немец Детмар, а после его смерти на епископском престоле оказался Войтех из родa Славниковичей. Этот епископ стал самой значительной фигурой в истории чешской христианской церкви и впоследствии был причислен к лику святых. Все это не помешало Болеславу II в 995-ом году полностью истребить род Славниковичей. Ценой до тех пор невиданных кровопролитий он объединил чешское государство и укрепил положение правящего рода Пржемысловичей. Святому Войтеху пришлось уехать из Чехии на восток, где два года спустя он погиб мученической смертью, когда обращал в веру тамошних язычников.

Болеслав II правил еще четыре года. У него были четыре сына, но первенец, Вацлав, умер очень молодым, может быть, еще ребенком. Три брата: старший Болеслав, по прозвищу «Рыжий», Яромир и Ольдржих — всю жизнь боролись между собой за власть, не брезгуя самыми скверными методами и средствами. Первым правил старший брат, Болеслав III — Рыжий. Заняв престол, он уготовил братьям страшную судьбу. Брата Яромира он велел оскопить, чтобы тот не мог начать новый род, а младшего, Ольдржиха, задумал убить в бане, на том самом месте, где когда-то их дед Болеслав Жестокий убил Святого Вацлава. Но Ольдржиху удалось в последнюю минуту спастись. После того оба, Ольдржих и Яромир, покинули Чехию и укрылись при дворе немецкого короля.

Но Болеслав Рыжий был весьма бездарным политиком, и уже в 1002-ом году, три года спустя после его коронации, против него поднялось всенародное восстание. Он укрылся в Нордгавии, на территории нынешней Германии. В Чехии некоторое время правил поляк Владивой, вскоре умерший от пьянства. Началось хаотическое чередование князей. В Чехию возвратились Ольдржих и Яромир, каждый из них успел побывать на престоле. Под защитой поляков на трон вернулся Болеслав Рыжий и сразу принялся мстить своим врагам. После первого большого кровопролития против него восстала вся Прага. Болеславу выкололи глаза и отправили обратно в Польшу, но на этот раз уже в тюрьму, где он прожил более тридцати лет до самой смерти.

На некоторое время Чехия объединилась с Польшей под властью польского короля, но вскоре в Чехию вернулись братья Яромир и Ольдржих, и начали борьбу за престол. Ольдржих хотел, прежде всего, чтобы отличиться от своего оскопленного брата, заложить новый, надежный род. Поэтому он выгнал жену, которая не смогла родить ему наследника, и принялся искать новую супругу. Однажды князь возвращался с охоты и увидел на опушке леса деревенских девушек, стирающих белье в пруду. Одна из них ему настолько понравилась, что он схватил ее и увез к себе в крепость. Девушку звали Божена, она стала его женой и действительно родила князю наследника Бржетислава.

Ольдржих несколько раз чередовался с Яромиром на престоле, но никому из них не удалось отстоять для Чехии полную независимость, хотя последнее правление Ольдржиха продолжалось около двадцати лет. Формально Чехия была самостоятельной, но на самом деле по-прежнему зависела от сильных соседей-немцев. Незадолго до смерти Ольдржих совершил последнюю подлость — чтобы окончательно обезвредить своего несчастного брата Яромира, он велел выколоть ему глаза. Возможно, что и сам Ольдржих умер не своей смертью — ученые предполагают, что его отравили.

Многострадальный Яромир правил еще несколько месяцев, но потом отдал власть сыну князя Ольдржиха Бржетиславу. Но и на этом его трагическая история не закончилась. 4-го ноября 1035-го года старый, слепой и уже, казалось бы, ни для кого не опасный, бывший князь Яромир вышел на улицу… Там его поджидал убийца Кохан, который пронзил князя копьем в самое сердце. Историки до сих пор не знают, кто несет ответственность за это ужасное преступление. Или Бржетислав стремился избавиться от возможного соперника, или род Вршовичей пытался укрепить свою позицию второго рода в государстве. Бесспорно только то, что одно преступление порождает другое, и то, что убийством началось, убийством и закончится.

М.Лаштовичка, В.Крымова