Пражский странник или Прага со всех сторон

История Чехии… Много ли мы знаем о ней? Пожалуй, нет. Отдельные имена — Либуше, Вацлав, Болеслав, отдельные события — гуситские войны, битва на Белой Горе, ни одной даты…А знать не мешало бы. Уважение к чужой истории, а особенно к истории страны, в которой ты живешь, в любые времена было неотъемлемым свойством культурного человека. Да и просто интересно.Миллионы туристов посещают Прагу. В чем секрет ее популярности? Чем она завораживает каждого, кто гулял по ней? «Красота Праги не только в исторических достопримечательностях, но и в современной жизни, хранящей наследие древних времен», — этими словами начинает писатель Владислав Дудак свою книгу «Пражский странник, или Прага со всех сторон». Этот оригинальный поэтичный путеводитель стал одним из самых популярных справочников для туристов. За последних десять лет он был переиздан пять раз, почти на всех европейских языках. Русского издания пока нет. Предлагаем Вам на страницах нашей газеты окунуться в историю и узнать тайны чешских земель, о которых поведал Владислав Дудак.

О древнейшем, языческом периоде, как обычно, известно мало, разве только то, что на территории Чехии жили когда-то кельты, что их разгромили германские племена и что примерно в 5-6 веках сюда пришли славяне. Гораздо ярче и живописнее эти времена рисуются в легендах и сказаниях. Открываем Книгу Алоиса Йирасека «Древние чешские мифы»:

По течению реки Вислы простиралась когда-то Хорватская земля, прародина славян. Там жили два брата, оба владыки, Чех и Лех. Вместе они решили, что пойдут искать новую родину для своего племени. Долго шли, минули реку Одру, реку Эльбу и, в конце концов, пришли к реке Влтаве. Здесь было небольшое поселение, люди говорили на чужом, незнакомом языке. Братья продолжили свой путь и пришли к горе. Чех на нее забрался и сказал: «Вот мы и нашли край, где останемся. Это наша земля обетованная, зверьми и птицей богатая, медом и молоком изобилующая. Только имени у нее нет. Как мы ее назовем?» И все ему ответили: «Пусть называется в честь тебя — Чехия!»

В Европе появился новый народ. Он постепенно начал расселяться на территориях вблизи горы Ржип. Праотец Чех умер, когда ему было восемьдесят шесть лет. Его младший брат Лех ушел дальше на север и отказался быть новым владыкой, он посоветовал людям обратиться к воеводе Кроку. Крок стал предводителем чехов и основал новое место пребывания чешских владык — Вышеград над рекой Влтавой.

Так гласит легенда. Наука утверждает, что первым поселением в Праге был скорее всего не Вышеград, а Градчаны — Пражский град. Вышеград лежит ниже Градчан и, несмотря на великолепно отстроенные укрепления по всему периметру городища, мог бы скорее подвергнуться нападению врагов. О древних славянских владыках известно очень мало. Первое упоминание в летописи сохранилось о франкском купце Само, который основал свою собственную империю, распавшуюся после его смерти. В это время всей Европе угрожали авары. Франкский король Карл Великий вытеснил их из средней Европы. Была основана Великая Моравия, где впервые отслеживается племя богеман, предков сегодняшних чехов.

Об далеких временах формирования чешской государственности повествует легенда.
У воеводы Крока было три дочери, одна красивее другой. Старшую звали Кази, она собирала лекарственные травы и исцеляла больных. Cреднюю звали Тэта, она знала все религиозные обряды, даже связанные с жертвоприношениями. Но самой прекрасной была младшая дочь Либуше. Народ ее уважал за мудрость, доброту, красоту, но, кроме того, она обладала необычным божьим даром — Либуше была пророчицей. Когда не стало воеводы Крока, все единодушно выбрали ее новой княгиней. У сестер были свои крепости, названые по их именам: Кази жила в Казине, Тэта — в крепости Тэтин. Либуше поселилась на Вышеграде. Там у нее был прекрасный сад, в котором она часто гадала, заглядывая в будущее, и тайная дорога к реке, к месту, где княгиня купалась. Туда ее сопровождали только девушки из ее окружения.

К мудрой Либуше часто обращались с просьбой разрешить споры. Однажды пришли к ней два соседа — Хрудош и Штяглав. Они поссорились из-за поля, которое оба считали своим. Либуше внимательно выслушала их и вынесла решение в пользу младшего, Штяглава. Хрудош в гневе закричал: «Вот что получается, когда судит женщина! У нее длинные волосы, но короткий ум! Это позорно для нас, мужчин, слушаться девицы, которая, может быть, умеет прясть, но судить не умеет!» Огорчилась прекрасная Либуше от таких слов, но еще больше опечалилась она от того, что никто из старейшин рода не остановил дерзкого Хрудоша. Тогда она сказала: «Да, я женщина. Вам, очевидно, хочется, чтобы был над вами князь построже. Ваше желание вскоре исполнится. Возьмите княжеское платье и идите вслед за моим конем. Он вас отведет в деревню, которую называют Стадице. Тот человек, перед которым конь остановится и заржет, будет Пржемысл — ваш новый князь» Старейшины послушались. Сделали, как велела им княгиня, и вскоре вышли к деревне Стадице, где конь Либуши остановился перед молодым пахарем, который работал на поле. Конь заржал, а старейшины поинтересовались, не зовут ли парня Пржемысл. «Да, я Пржемысл, — ответил им пахарь, — и я знаю, почему вы пришли. Жаль лишь, что пришли вы раньше, чем я успел допахать поле, значит, в Чехии часто не будет хватать хлеба». Он выпряг волов и сказал им: «Идите, откуда пришли!» Перед животными открылась скала, они вошли в нее, и скала снова закрылась. Пржемысл отложил плуг и позавтракал со старейшинами на лемехе, как на столе. «Это чтобы вы знали, что власть моего рода будет железной», — сказал Пржемысл.

Это, конечно, миф. А что же говорит наука?. Знания о чешской языческой истории очень неточные, исторических находок практически нет, единственным источником информации являются хроники. Самое старое и одновременно самое достоверное свидетельство — хроника Космаса — летопись 1120-го года, написанная на латыни. Космас был образованным священником, одним из самых высокопоставленных церковных сановников, но и на его записи невозможно положиться полностью. Он сам признал, что написал летопись по сказаниям старцев, и нельзя исключить, что в нее могли попасть вымышленные легенды. Но наибольший «беспорядок» в изложение чешской истории внес самый популярный летописец и священник, Вацлав Гайек из Либочан. Свою летопись он издал в 1541-ом году, и все, чего ему не хватало для связности и полноты действия, он просто придумал. Он был очень талантливым писателем, и сумел написать свою летопись настолько интересно, что она вскоре приобрела широкую популярность. Кроме того, летопись была написана по-чешски, так что ее могли прочитать и люди попроще, которые по-латыни читать не умели. В результате историческая правда и миф так переплелись, что стало почти невозможно отделить одно от другого.

Исторические неточности, кстати, допускал и Космас. Это касается, например, первых языческих князей. Ни об одном из них не существует достоверных сведений. Недавно даже было высказано предположение, что Космас просто где-то прочитал хвалебную песнь о первом князе Пржемысле,где говорилось, что Пржемысл не хотел для себя ни сражений, ни славы, ни войны, и не забывал приветствовать гостей. То есть по-чешски: Premysl nezamyslel sobe ni slavy, ni vojen, ne klani, pomnata aby hosty vital. Космас просто разделил на части это предложение и превратил эти части в имена Пржемысл, Незамысл, Внислав, Войен, Неклан, Мната и Гостивит, а потом заявил, что все это имена языческих князей. Таким образом ему удалось прекрасно заполнить пробел в знаниях о начале чешской истории, и одновременно создать целую правящую династию. В разорванное предложение он только добавил еще одно имя — князя Кржесомысла и немного поменял последовательность имен. Однако вряд ли это достоверно.

Так что же доподлинно известно об этих временах? Славяне пришли из областей, лежащих на северо-востоке за Татрами около 400-550-го годов. Поразительно быстро основалась первая держава славян — Великая Моравия. Правда, существовала она лишь с 833-го по 906-ой год, зато стала свидетелем важнейшего события не только чешской, но и общеевропейской истории — прихода вероучителей Кирилла и Мефодия, и последующего крещения славян. Это случилось в 863-ем, или, скорее всего, в 864-ом году. С тех пор, в сущности, начинается христианская история чешского государства. В это время оно только возникает. На территории, которую занимает нынешняя Чехия, пока еще существует много племен и родов. Чехи являются лишь одними из многих. Место, где заседает чешский князь, пока еще не в Вышеграде, и даже не в Пражском граде, а в Левом Градце, крепости, лежавшей в нескольких километрах на север от Праги.

Лишь во второй половине 9-го века появляется первый князь, о правлении которого существуют исторические свидетельства. Он правил уже почти единым чешским государством, это был князь Борживой, дед святого Вацлава. Он и его жена Людмила приняли крещение из рук самого Мефодия. Борживой перенес резиденцию чешских князей в Прагу, где, вероятно, основал Пражский град. До сих пор сохранился фундамент церкви Девы Марии — первой постройки на территории Градчан, которая была заложена по указанию князя Борживоя. После смерти Борживоя правил сначала его старший сын Спытигнев, после него — младший Вратислав, отец святого Вацлава и его жестокого брата Болеслава. Его жену, мать святого Вацлава Драгомиру, часто считали язычницей, хотя это маловероятно. Она была во враждебных отношениях со своей свекровью, святой Людмилой, усердной христианкой. Не исключено, что именно Драгомира велела ее убить — святую Людмилу задушили ее собственной вуалью в крепости Тэтин, куда она удалилась, чтобы уступить трон своей невестке. Согласно легенде княгиня Драгомира впоследствии провалилась со своим экипажем сквозь землю неподалеку от Пражского града. Несомненно, Людмила оказывала большое влияние на своего внука Вацлава. Его отец, Вратислав, умер, когда Вацлав был еще ребенком. До убийства Людмилы обе княгини краткое время чередовались в правлении, но Вацлав очень рано начал сам править государством. Он оказался князем деловым и благочестивым, жизнь вел скромную и неустанно заботился о благе государства. Тем более непонятно, что же произошло в 935-м году.

Из единственной краткой записи вытекает, что Вацлав по неизвестной причине сразился с немецким королем Генрихом I по прозвищу «Птицелов». Чем закончился поединок? Вацлав получил святые мощи для пражской церкви, но должен был платить немецкому королю дань — 120 волов и 500 гривен серебра ежегодно. Брат князя Вацлава, Болеслав, воспринимает такое положение дел как позор для чешского государства и решает отомстить Вацлаву. Он позвал брата на инсценированные крестины, уже приготовившись его убить. Непонятно, как Вацлав поверил брату и не разглядел ловушку, ведь Болеслав объявил, что его вымышленный сын получит необычное имя — «Страхквас». Вацлав приехал к брату в город Стара Болеслав неподалеку от Праги. После пира Болеслав набросился на него с ножом. Вацлав был сильнее, он легко справился с коварным предателем, но как истинный христианин, не мог убить собственного брата. Он лишь оттолкнул его и пошел искать убежища в церкви. Но убийцы настигли его.. Они прокололи князя копьем прямо у ворот храма Господнего.

Так 28 сентября 935 года закончилась жизнь самого известного чешского князя Вацлава, которого называют «патроном чешского государства», и одновременно началась вечная жизнь нового святого-мученика. В капелле святого Вацлава в храме святого Вита на Пражском граде можно увидеть статую князя работы средневекового архитектора и скульптора Петра Парлержа, которая, по утверждению ученых, имеет портретное сходство с реально существовавшим чешским правителем. С 2000-го года день памяти святого Вацлава объявлен в Чехии государственным праздником и называется он Днем государственности.

М.Лаштовичка, В.Крымова