Бизнес — это очень интересно

Все-таки удивительным образом складываются судьбы людей. Особенно, наверное, наших. Может быть, потому, что и страна у нас особенная, ни на какую другую непохожая. Да и о какой, собственно, стране я сейчас говорю? Ведь еще до того, как мы уехали за границу, мы уже стали гражданами не той страны, в которой родились. «Рожденные в СССР», как поется в известной песне, мы вдруг оказались подданными Украины, России, Казахстана, Грузии и других государств. Хорошо это или плохо, «судить не нам», говоря словами классика, да и вообще не о политике речь. Разговор о том, что к радикальным переменам в своей судьбе мы уже привыкли (если вообще к этому можно привыкнуть), поскольку гражданство мы меняли, еще не сменив места жительства. Может, отчасти и это тоже является одной из причин того, что столько наших бывших сограждан разбросано теперь по всему миру. Вот и меняют бывшие граждане «союза нерушимого» города, страны и профессии… Наш сегодняшний собеседник Леван Зардалишвили, владелец обувного магазина, живет в Чехии уже 10 лет. А в свое время он окончил Тбилисский Государственный Университет, факультет психологии и философии, работал психологом в психиатрической клинике, имел частную практику, читал лекции в университете.

Почему Вы приехали в Чехию?

Ответ простой. После начала всех этих событий в Грузии, моя зарплата за месяц в переводе в валюту превратилась в 10 долларов. Прокормить семью на эти деньги, конечно, было невозможно. Нет, какое-то время я еще там поработал. Врачи у нас были очень хорошие, но лекарств в клинике не было совсем, только за свой счет. Частные пациенты ко мне еще ходили, но им тоже нечем было платить. И вот один мой друг, который жил в Германии и занимался обувью уже давно, позвонил мне и предложил работать в этом же направлении в Чехии. Я приехал сюда. Поначалу было трудно, денег не хватало. Но я поехал на обувную фабрику в Злин, заключил контракт. Так я стал понемножку заниматься обувью, открыл свою фирму.

Как Вам здесь нравится?

Вы знаете, я человек легко адаптирующийся. Впервые я был здесь в 1989 как турист, и Прага мне очень понравилась. Я и сейчас Прагу очень люблю, это один из самых красивых городов, наверное. А, кроме того, когда приедешь из страны, где каждую минуту все меняется, кажется, что здесь — просто рай. Конечно, бывает очень трудно, но работать здесь можно. И зарабатывать можно.

Кто ваши партнеры по бизнесу?

В нашей фирме три грузина, это мои друзья, которых я знаю уже двадцать лет. Партнеры наши — чехи, поставщики — в основном немцы и итальянцы. Я говорю по-чешски, по-немецки и немного по-английски. То есть объясниться можно. Трудность не в языке, а в том, чтобы привыкнуть к их образу мышления. На это нужно время. Надо научиться, как с ними договариваться, как подписывать контракты. У нас все было немного по-другому — все знакомые, все друзья. Слова было вполне достаточно. А здесь в сфере бизнеса слова и обещания значат не очень много, надо, чтобы все было написано и подписано. Но работается с ними хорошо. С чехами у меня никаких проблем нет.

По прежней работе не тоскуете?

Я хочу честно работать и зарабатывать. Конечно, больше всего я бы хотел заниматься психотерапией. Но здесь этим много не заработаешь, а в Грузии вообще не заработаешь. Психотерапия — это искусство, а если делать из нее бизнес, так уж лучше обувью торговать. Если у человека действительно есть проблемы, психотерапевт должен научить его решать их, а на это нужно время, это длительный процесс. Это очень интересно, но денег этим не заработаешь. Конечно, по своей профессии я скучаю. Но у меня и здесь все время есть какие-то пациенты, бесплатные. Ведь когда у человека есть душа, у него есть и проблемы. Таким людям я стараюсь помочь.

Нравится ли Вам то, чем Вы сейчас занимаетесь?

Бизнес — это очень интересно. И здесь тоже помогает знание психологии. Хотя, наверное, я не совсем такой бизнесмен, как это сейчас принято. Мы пытаемся продавать только качественную обувь, потому что продавать некачественную неинтересно. И при этом по нормальным ценам. Я был во многих странах, видел много разной обуви и научился в ней разбираться. В основном все стараются купить что-нибудь подешевле (не очень качественное или, скажем, из прошлогодней коллекции) и продать подороже. Я покупаю только самую дорогую и качественную обувь и пытаюсь продавать ее по не слишком высоким ценам. Конечно, прибыль получается не такая большая. Но мы не хотим менять свою линию и надеемся, что, в конце концов, люди это оценят. У нас есть постоянные покупатели. Хотя чехи — народ очень консервативный и патологически экономный. Причем такая экономия — это уже не экономия. Наша обувь не намного дороже, но значительно качественнее, ее можно носить не на один сезон. А ведь обувь — это еще и здоровье, это позвоночник, который, если он деформируется из-за плохой обуви, будет потом очень трудно исправить.

С кем Вы общаетесь помимо работы? Как проводите свободное время?

Я Вам скажу честно, что я почти ни с кем не общаюсь. Дело даже не в том, что не хватает времени. Самых близких моих друзей здесь нет. Но есть мои партнеры, они тоже мои друзья. Я не очень светский человек. Я много читаю, люблю восточную философию. Супруга моя — художник, у нас в Грузии она была профессором, преподавала в академии, сейчас рисует.

А по дому, по Грузии, не скучаете?

Скучаю. Очень. Очень скучаю по нашему образу жизни, по нашему стилю отношений между людьми. У нас в девять часов вечера жизнь только начиналась, а здесь в это время уже все замирает. Когда-то мы ходили друг к другу в гости, не надо было звонить, могу я прийти или не могу. Когда хотелось пить, мы пили, пили до утра. Когда гулять хотелось — гуляли.

А Ваши дети здесь, с Вами?

Сын в Грузии, он учится в университете на юридическом факультете. А дочка здесь. Когда мы приехали сюда, она была еще совсем маленькая. Сейчас она учится в чешской школе. Я считаю, если здесь живешь, то надо уметь хорошо говорить на этом языке. Я не понимаю тех людей, которые живут здесь много лет, и не говорят по-чешски. Жена и дочка каждый год ездят в Грузию. Это, конечно, получается дорого, но это нужно делать. Там такой воздух! Дочка побудет там два месяца, а потом целый год здесь не болеет.

Как Вам кажется, Ваша дочь ощущает себя грузинкой или она уже европейский человек?

Нет, наверное, все-таки грузинкой. Но она легко здесь адаптируется. Дома мы говорим по-грузински. Она умеет не только говорить, но и писать по-грузински, ее учили мама и бабушка. Дети ведь всегда берут пример с родителей, и мы стараемся дать ей самое лучшее, что есть и в грузинской культуре, и в европейской культуре.

Как Вы считаете, наши люди могут здесь адаптироваться, найти себе место за границей?

Я уверен, что да. Наши люди и очень живучие, приспосабливаемые, и достаточно интеллигентные. Я думаю, что здесь даже больше возможностей для самореализации. По крайней мере, сейчас. Надо просто найти свою дорогу и идти по ней шаг за шагом. Ну и, конечно, нужно немного везения…

В.Крымова