Блеск и нищета эмиграции. Часть I — «Черная жинка»

Райский город

Я всегда придерживалась мнения, что узнать какую-либо страну можно лишь проведя в ней определенное время. Экскурсионная неделя — это несерьезно. Поэтому всем твердила, что никогда не поеду за границу туристом. И Бог услышал мои слова. В один не очень прекрасный день он подсунул мне газетное объявление: трудоустраиваем на работу за рубежом. Как истинный патриот своей родины, я не обратила на него внимания. Но объявления шли одно за другим и были так заманчивы… В них было столько радужных перспектив — внушительные зарплаты, жизнь в Сердце Европы, они буквально уговаривали испытать свои силы. И час настал… Газетные призывы вызвали во мне непреодолимое желание трудоустроиться таки за границей. «Еду», — решила я. Увижу мир, заодно и заработаю деньжат… Разве это нормальная заработная плата — сто долларов в месяц? Конечно, жилы я не рву и начальство закрывает глаза на бесконечные чаепития с перекурами, но ведь надо стремиться к лучшему. Жизнь проходит и сто долларов ее вовсе не украшают. Вот пятьсот-тысяча, как обещают объявления, — дело другое. Решено, еду! И я пошла по адресу, указанному в рекламе. В фирме «Встречаем миллениум» (назовем ее условно так) разговор сразу пошел о деньгах. За предполагаемые в будущем пятьсот баксов в месяц, потребовалось отдать чуть меньше тысячи, оплатив услуги по оформлению визы, покупки билетов до места назначения и обратно, заключения контракта с работодателем и так далее «по мелочи». Фирма работала солидно — как положено, был составлен договор, что фирма гарантирует мне работу, а я обязуюсь не пить, не курить, не употреблять наркотики, и прочие «не», «не», «не»… Печати, подписи — все честь по чести. На стене офиса убедительно смотрелась лицензия в рамочке. Солидное начало вселяло оптимизм и надежды на скорое обогащение. Окружающие откровенно мне завидовали — заграница!…
Первыми ласточками, что действительность может оказаться не такой, как обещало рекламное объявление, был оговоренный нижний предел возможного заработка — 300 долларов и отсутствие обещанного авиабилета в обратную сторону, ровно как и вообще авиабилета. До Праги мне предложила фирма добраться не самолетом, а поездом, и вручила обычный железнодорожный билет. «Ладно, на месте разберемся», — не по возрасту легкомысленно подумала я и отмахнулась от злых предчувствий. Поезд загрохотал и скоро родная Россия осталась далеко позади…
Прага понравилась сразу и бесповоротно. Дух захватывало от совершенно неповторимой по красоте архитектуре. Готика, ренессанс, барокко, урбанизм — какие угодно стили сплелись в этом небольшой, но такой прекрасной европейской столице!!! Богатство скульптур, булыжные мостовые, роскошные дворцы и тихие узкие улочки, где так и кажется, что сейчас из-за угла выйдет средневековый монах. Впечатляющий город. Трамваи ходят, как часы — минута в минуту, а в барах подают настоящее чешское пиво! Меня распирало от гордости находиться в центре Европы. Вольюсь, мечтала я, в местную среду, познаю, наконец, какова она ЕВРОПЕЙСКАЯ ЖИЗНЬ…
ЖИЗНЬ началась с того, что я очутилась в квартире на окраине города и слушала жирного мужика в трусах со странным именем Тили.
— Деньги давай, — почесывая брюхо, говорил Тили на суржике — страшной смеси русского и украинского языков.
— Какие деньги? За что?
— За квартиру, ты теперь здесь, как бы, живешь. Спать будешь с Катькой на диване, по очереди. С тебя — три тысячи крон в месяц.
— У меня их нет.
— Нету-у? — мужик перестал чесать брюхо. — Должны быть. Без денег ты ноль — мыльный пузырь. Возьму вот сейчас, дуну и вылетишь на свежий воздух. Правда что ли нету? Хм… Тогда, что ты у меня сделаешь?
— Я работать приехала, — чуть не плача от страха, пролепетала я
— Это понятно. А где работать?
— Не знаю…
— А кто знает? У тебя есть клиент? Ну, хозяин, разумеешь?
— Может, это Вы?
Тили захохотал, как бешенный, хлопнул меня ладонью по спине.
— Ух ты прыткая какая! Да я на работу жинок не устраиваю, я другой клиент, не по вашей части. Кто тебя сюда прислал, дуреха? Ты вроде как не соображаешь, что происходит, и кто ты теперь такая есть.
Как не был мне отвратен Тили, а пришлось выложить ему душу, планы, предысторию и цель моего приезда в Прагу. Тили опять хохотал, но смотрел на меня с жалостью и интересом.
— Сколько ты заплатила? А что за фирма? А виза? Туристическая7 Обещали дать работу? По туристической визе? Дуреха, да они же тебя кинули! Ты теперь черная жинка и прав ни на что не имеешь. Пропадешь, наверное, но на работу тебя все же пристроить придется. Нам всем нужны кроны — и тебе, и мне, правда? Недели две жди. Нет сейчас в Праге работы для черных жинок…
Реальность
В России бы сказали: попалась ты, девушка, как кур в щи. Денег нет, работы нет, по-чешски не говорю и не понимаю. Вокруг — сплошь закарпатские украинцы, давнишние враги москалей. Никто, оказывается, меня здесь не ждал и рабочего места не приготовил. Только сейчас я поняла настоятельную просьбу устраивающих поездку фирмачей, чтоб я оставила дома контракт, их адрес и телефоны, дескать на границе могут заинтересоваться, заподозрить и не пустить на территорию Чехии.
Пустили. К сожалению. Неизвестность и неопределенность, как черным саваном, накрыли меня с головы до пят.
Тили велел — жди. Это ожидание стало моим первым серьезным испытанием в Праге. Одинокая и несчастная я напряженно ждала, чем обернется мое легкомыслие и какое следующее испытание преподнесет мне судьба. Сжав челюсти, я запретила себе думать о доме, высушила подступившие слезы и заглушила стоны отчаяния. Я ждала, бесстрастно гуляя по восхитительным пражским улочкам и размышляла о своем будущем. Ждала и жила, выслушивая насмешки и издевки мужиков — соседей по квартире и толстенного Тили…
Кинули, дуру, кинули! Было ясно: ко мне пришла моя личная беда и я сама ее накликала. Значит, должна пережить. Русские не сдаются! Выжить, выжить, выжить… Хотя бы выжить, а там посмотрим…
«Эдита Пьеха»
Она сидит передо мной — красивая, крупнотелая. Секс, откровенный, как правда, так и прет из ее серых глаз, из распахнутого ворота ее джинсовой рубахи. Наманикюренными ногтями она выстукивает по столу дробь. Это Эдита — старшая по квартире, в которой я оказалась. Милостиво пригласив меня за накрытый стол, она пытается посвятить меня в общую схему местного найма на работу. Естественно, рабочий рынок делится на легальных и нелегальных эмигрантов. Я почти ничего не понимаю — чехи, клиенты, кухни, фушки, черное, белое — как увязать все это в единую систему и какое из звеньев в ней займу я? И займу ли вообще?… Бросив попытку рассеять мою тупую рассеянность, она подливает в фужер сливочного ликера, говорит:
— Ешь. Кстати, запомни: на еде никогда не экономь. Если будешь больной и голодной, где возьмешь силы работать по 12-16 часов?
Благодарно пожевывая ломтик ветчины, я решаюсь побеседовать о постороннем. Выслушивать пусть полезные, но совершенно еще непонятные сведения я уже не в силах — в голове каша, от объема негативной информации становишься иголкой в стоге сена, точно, как говорил Тили, никем, мыльным пузырем… Нужно как-то возвращаться на эту Землю.
— Вас действительно так зовут Эдита Пьеха?
— А что? Не похожа?
— Похожи немного…
— Вот потому так и называют. Только я моложе и красивее Пьехи. И вообще, я баба хоть куда! Двух мужиков имею: в Праге, и в Ужгороде. Дети еще есть, мать с отцом. Дочь замуж собирается, надо свадьбу делать, подарки покупать. Эх, если б ты знала, как и сколько приходится пахать, чтоб и Самой жизнью довольной быть, и родных материально поддерживать. Моя мать получает на своей работе 20 долларов в месяц. Это деньги?! А я пока сюда не приехала предпринимательством занималась, торговые точки имела. Крутилась. Как волчок, а что толку? Половина прибыли на взятки уходила, половину — в оборот приходилось пускать. Работа — ради работы. Три года работала впустую, фактически по нулям. Надоело, плюнула на все, приехала в Чехию. Здесь полно наших, украинцев. Можно сказать, мафия… Да ты не бойся! Если честно батрачить будешь, никто тебя не обидит. Хотя не хорошо, конечно, что ты русская — русские бабы плохо работают. Никто с ними не хочет связываться.
— С чего вы взяли, что русские плохо работают? — возмутилась я.
— Разбалованные вы, гордые слишком! И выходной вам в конце недели дай, и не хами, и деньги вовремя выплачивай… Украинки другие. Им так, наверно, хуже, чем вам, на родине, что они согласны на большее — платили бы гроши. Устанут, покричат друг на друга дома на кухне и успокоятся, дальше работают. Думаю, что не выдержишь ты наших порядков.
— Выдержу, — по-комсомольски ответила я, совершенно не понимая этих женщин, мужчин, которые бесполо живут все вместе в одной квартире — 8 человек на две комнаты. Как же должно быть плохо на родине, чтобы соглашаться на все эти испытания, унижения и совершенно не цивилизованные условия пребывания в наше мирное время… и это, говорят, еще хорошо. Мужики-строители, могут и по 20 человек в одной комнате на полу спать, было б где переночевать…
— Смотри, тяжело будет. Особенно первые недели, пока не втянешься. Читала сказку про Золушку? А тебе предстоит работать, как три Золушки вместе взятые, но при этом никакая фея на подмогу не явится. Клиент — вот теперь твоя фея. А «подарок» от него: сорок крон за час батрачества и один раз в полтора месяца выплата, если конечно, чех расплатиться вовремя.
— Так редко! Что же я должна есть-пить полтора месяца?
— Вот видишь, уже возмущаешься, вот такие вы русские!…
— Молчу.
Хлебнув кофе, я в который раз подумала, на кой черт мне вся эта авантюра? Ничего более экстремального, чем стать нелегальной черной жинкой, я придумать не могла. Чего мне дома не хватало? Гуляла бы сейчас с собакой, или сидела бы, вместо этой Эдиты, с любимым мужем за бутылочной пива. Пусть и не чешского, а российского, но вдоволь… Попалась барышня, попалась! Сплошной замкнутый круг — нет легальной визы, не устроишься на легальную работу, а если и найдешь работу — нельзя в Чехии рассчитывать на то, что эту визу можно будет оформить здесь — опять бери и выезжай, пересекай границу. Что ж за страна такая, какой нечистый меня сюда завез!… И эти все приключения я устроила себе сама, добровольно! Еще и деньги выложила НЕМАЛЫЕ…
— Пани, найдите мне поскорее работу, пожалуйста!!!

Т.Ксенина