«Мой дом здесь…»

В детстве он мечтал стать капитаном дальнего плавания. Бескрайние морские просторы, необъятные горизонты, незнакомые страны, новые люди… Красивая мечта! Хотя мальчишка, родившийся в Казахстане, скорее должен бы представлять себя будущим капитаном космического корабля, бороздящего бескрайние космические просторы (благо, Байконур где-то неподалеку), чем бесстрашным морским волком. Но детские мечты не поддаются логике, они рождаются где-то в глубине души маленького человека и, даже если им не суждено сбыться, на всю жизнь оставляют свой след в памяти. Но мама сказала: «Учись! Надо получать диплом. Без бумажки ты сам знаешь кто, а с бумажкой — человек. Вот закончишь институт, и иди работать куда хочешь: хоть в таксисты, хоть в часовщики, хоть в моряки». Бесспорно, определенная логика в этом есть. Он пошел учиться, одновременно на дневное отделение техникума и на вечернее — института. Знакомые даже посмеивались: «Куда ты столько дипломов девать будешь?» — «Были бы дипломы, куда деть — найду». И документ об окончании Павлодарского технического университета был получен. Но свою профессиональную деятельность наш герой начал не с инженерской должности, а с рабочей специальности, чтобы уметь не только руководить процессом, но и знать его, так сказать, изнутри. Так что, как в добром советском кино, путь от слесаря на очистных сооружениях до должности мастера на участке водозабора был пройден на практике. Но, видимо, детская мечта о путешествиях и дальних странах все же покоя не давала. На месте не сиделось.

До того, как Вы оказались в Чехии, приходилось ли Вам бывать за границей?

Да, я был в турпоездке в Болгарии. В советские времена говорили: «Курица — не птица, Болгария — не заграница». Но тогда шел 1986 год, в стране сами знаете, что творилось. Поэтому поражало за границей буквально все: колбаска нарезанная в вакуумной упаковке, конфеты всякие интересные (вроде обычное драже, типа наших «морских камешков» с арахисом, а сделано в виде розочек — красиво, приятно), газировка со вкусом яблока или апельсина. Мы ведь у себя тогда еще никаких «Спрайтов» в глаза не видели. Да, собственно, для нас тогда и поездка в Москву была, как в другую страну. Возвращаешься из Москвы, весь в джинсах, вроде как за границей побывал.

Почему вы решили уехать за границу?

Еще в детстве, когда я читал в какой-нибудь книге, как какой-то человек взял и поехал, например, во Францию, меня это всегда поражало. А почему я так не могу? Почему я должен жить там, где родился? Поехать за границу я хотел давно. Года через два после окончания университета уже четко решил, что уеду отсюда. Куда угодно, хоть в Занзибар. И всегда говорил, что у меня нет ни страны, ни флага. В армию не пошел по тем же соображениям — не понимаю, кого и от кого я должен защищать. Страна, в которой мы родились и выросли, нас просто бросила на произвол судьбы. Мы, русские, в Казахстане оказались в очень странном положении. Я хотел уехать в какую-нибудь цивилизованную страну, где о тебе будут судить не по тому, русский ты, украинец или казах, а по тому, что ты на самом деле собой представляешь, какой ты человек. Сначала мы с семьей думали о Канаде, но это все же слишком дорого, такую сумму нам не поднять. Чехия подвернулась совершенно неожиданно, практически случайно. Решили ехать — все-таки Европа.

А как было с работой?

Я ехал сюда со вполне определенным настроем: я буду работать где угодно, хоть дворником. Все равно уважения к человеку, кем бы он ни работал, здесь больше. И опять-таки, даже если он улицы метет или посуду где-нибудь моет, ему платят, и платят нормально. Я отдавал себе отчет, что инженером я здесь работать, конечно, не буду, и был готов снова пройти весь путь с самого начала, с самого низа. Меня это не пугало. Вот Бог и помог. Через две недели после того, как мы приехали в Прагу, я уже нашел работу на одной фабрике, в шлифовальном цехе. Вкалывал, конечно, с утра до ночи, но получал свои десять тысяч, которые нам тогда были просто необходимы. Я понимал, что буду должен доказать, что я чего-то стою. Так и получилось. Однажды мастер показал чертеж, я быстро сориентировался, что к чему. Он обратил на это внимание, понял, что я кое в чем разбираюсь, и перевел меня на другую работу.

Как работается с чехами?

Поначалу, без знания языка, это был просто кошмар. Объяснялись, что называется, на пальцах: мне показали — я сделал. Когда уже начал работать с чертежами, стало проще. И относятся к нам здесь, конечно, по-разному, не всегда доброжелательно. Но если где-нибудь в разговорах возникает тема советской оккупации Чехословакии, я просто не реагирую, не отвечаю. А вот, например, мой мастер, пан Станек, сказал мне с самого начала: «Для меня 1968 год — это там, в прошлом. Ты молодой. Ты не можешь и не должен за это отвечать». Дочь моя учится в чешской школе. Учится хорошо. Но я все равно ее постоянно пилю: «Ты должна быть лучшая. Во всем, даже в чешском языке. Потому что ты здесь иностранка, и иностранкой останешься. Ты должна постоянно доказывать, что ты не хуже, а даже лучше их».

А в свободное время с кем вы в основном общаетесь? Кто ваши друзья?

Среди друзей, конечно, в основном русские. Это ближе, понятнее и роднее, мы все воспитывались на одной культуре. У чехов все-таки менталитет другой. Даже юмор другой. То, что нам кажется смешным, у них никакой реакции не вызывает, зато они хохочут над тем, что у нас как хорошая шутка не прошло бы. Скажем так: пил я с чехами, но они даже пьют по-другому. Конечно, ходим иногда вместе, как здесь говорят, «na pivo». В здешних hospodach мне правится. Люди какие-то открытые, раскрепощенные. Собираются для того, чтобы общаться друг с другом. Даже к незнакомому человеку всегда можно подойти, поговорить. Они ведь и хоккей свой любимый туда ходят смотреть, чтобы все вместе, с людьми. Дома, конечно, у всех тоже телевизоры есть, но дать выход эмоциям они там не могут. Компания нужна. И все-таки нам с ними не всегда легко найти общий язык. Со своими проще.

Никогда не жалеете, что оказались в этой стране?

Нет, не жалею. Чего хотел, того добился. Или почти добился. Мысли вернуться в Казахстан не возникает никогда. Когда я говорю «домой», то всегда имею в виду сюда, на Белогорскую улицу. Мой дом здесь. А Казахстан называется теперь «там». Хотя когда в каком-нибудь спортивном чемпионате побеждает Россия и звучит гимн Советского Союза, чувствуешь какую-то гордость. Ведь все равно наши спортсмены, когда играет гимн, поют старый текст, про «союз нерушимый» — это же по губам видно. Это, конечно, не любовь к тоталитарному советскому государству, просто одну страну у нас отняли, а другой взамен не дали. Я не считаю Казахстан своей родиной. И вообще не хочу быть гражданином. Я хочу просто нормально работать и получать за это нормальные деньги.

В.Крымова