Союз нерушимый?.. Республик свободных?…

Если честно, то насчет «республик свободных» сомнения закрадывались еще в далекие годы пионерского детства. Российская империя до 1917 года, как было черным по белому написано в учебниках истории, являлась «тюрьмой народов», и лишь после Великого Октября те же народы добровольно и с энтузиазмом объединились в единое многонациональное государство. Пытливый детский ум не мог не задаться вопросом: «А уж так ли добровольно? И чем, собственно, Советский Союз так кардинально отличается в смысле национальной политики от пресловутой царской России — тот же государственный язык, фактически та же территория…» Видно, так уж исторически сложилось, что все эти многочисленные нации и народности живут (добровольно или не очень) в одном государстве. Так было, и так, видимо, будет. Так что насчет «союз нерушимый» и «сплотила навеки» особых сомнений не возникало. И, наверное, не только у меня. Иначе как объяснить, что в любой из союзных республик жили представители самых разных национальностей. Конечно, утверждение, что в Советском Союзе межнациональных проблем не существовало, мягко говоря, не вполне соответствует истине. Существовали, да еще какие! Но вряд ли кто-нибудь из российских комсомольцев, ехавших на шахты Украины или на освоение целинных казахских степей, мог представить себе, что их дети и внуки окажутся в этих краях на положении фактически бесправных иностранцев и будут именоваться странным словосочетанием «русскоязычное население». И с той же активностью, как в советские времена пропагандировалась идея дружбы братских народов, станут подогреваться националистические настроения. Наша героиня родилась в Сибири, но с самого детства жила с родителями в Казахстане. Город тогда назывался Ермак, и русских там было подавляющее большинство. Но после распада Союза изменился не только национальный состав края, но и отношение к пресловутому «русскоязычному населению». Даже продавцы в магазинах, и то не всегда соглашались понимать по-русски. Могли просто опустить глаза и сделать вид, что не заметили русскоговорящего покупателя. А потом вышел указ о том, что руководящие посты в стране могут занимать только лица коренной национальности, то есть казахи. С работой стало трудно. Что оставалось делать? Ехать в Россию? Да она что-то тоже не очень горит желанием принять в объятия своих сынов и дочерей. Тогда и родилась мысль об эмиграции. Случайно узнали о туристической фирме, оформляющей людей на ПМЖ в Чехию (к слову: как обычно, чистейшая липа — никакого ПМЖ никто, естественно, не предоставил). Собрались быстро, за три месяца. «С Казахстаном нас к этому времени уже ничто не связывало. И душой, и телом мы уже оторвались от этой страны», — говорит наша героиня.

Каковы были Ваши первые ощущения после приезда за границу?

Ощущения?.. Наверное, все-таки ощущение обиды. Почему наша страна, огромная и богатая, а в таком состоянии, а здесь такое маленькое государство — и процветает. А наше рушится, и рушится, и рушится…Раньше казахскую пшеницу экспортировали за рубеж, а теперь все развалилось, все в запустении. А ведь эту самую целину когда-то всей страной поднимали, ото всюду люди ехали. А теперь на месте колхозов и совхозов — руины. Увидишь — страшно становится…

Чем вы занимались здесь?

Сначала оформляли документы, фактически все делали сами, поскольку не только ПМЖ, но и годовой визы нам никто не предоставил. То есть получилось, что мы приехали только на открытие фирмы. Женщина, которая занималась с нами оформлением бумаг, когда мы попытались напомнить, что нам за уплаченные деньги обещали несколько больше, чем просто документы по фирме, сказала: «Если вам что-то не нравится, я вообще могу уйти. Будете сами, как хотите, разбираться. Крутитесь сами». То есть бросила нас сюда судьба, как слепых котят. Я за границей была впервые в жизни. Языка я, естественно, не знала, так что работу искала долго. Благо, муж устроился на работу в первые же дни. На еду хватало, а вот с жильем, конечно, намыкались. Я по профессии бухгалтер, но о работе по специальности, разумеется, без знания языка речи быть не могло. Наконец устроилась на работу в магазин к вьетнамцам, в торговый зал.

Как вы нашли вашу теперешнюю работу?

Знакомая предложила. Она сама там раньше работала, решила уходить и порекомендовала меня. И вот уже третий год я работаю в одной семье. Круг моих обязанностей — дом и дети. Детишек в семье четверо, старшему только что шесть исполнилось, младшему — три годика. Так что последний у меня на глазах фактически с рождения. Когда я пришла, он еще только ползать начинал. Можно сказать, я его вырастила. Да и предпоследняя девочка ко мне попала совсем малышкой — они погодки. Вот и получается, что воспитываю их в основном я и, соответственно, в русских традициях. Семья эта приехала из Америки, живут здесь уже около семи лет. По-русски из всей семьи говорят только бабушка и дедушка, которые иногда приезжают навестить внуков. С родителями мы общаемся по-чешски, хотя я говорю пока не очень хорошо — круг общения все-таки в основном русский: русские соседи, русские друзья. А с детишками своими подопечными я разговариваю только по-русски. И все четверо меня прекрасно понимают.

Тяжело работать? Труднее, чем на родине?

Тяжело. Даже сравнивать нечего. С людьми приходится сталкиваться разными. И вообще мировоззрение здесь меняется. Может, как раз оттого, что трудностей больше. Раньше мне было свойственно видеть в людях только хорошее, а теперь я научилась видеть людей такими, какие они есть. И от этого очень тяжело на душе. Но возвращаться мне некуда, да и незачем, нет смысла. То есть обратной дороги нет. Надо стараться адаптироваться здесь, что называется, пустить корни. Конечно, жить в чужой стране непросто. Была бы еще собственная квартира, тогда другой разговор… Хотя здесь мы все равно не свои, это ощущается очень сильно. Мы эмигранты и будем ими всегда, какие бы документы мы потом ни имели. Отношение к русским здесь известно всем. Вот, например, последнее неприятное впечатление: плакаты в метро висят — мишка олимпийский с автоматом и матрешка с клыками такими острыми. Вроде как такая ни к чему не обязывающая реклама здешнего музея коммунизма. Ну зачем это нужно? Зачем подогреваются в народе эти антирусские настроения? И в чем, собственно, мы перед ними виноваты?..

И все-таки, Вы довольны тем, что оказались в этой стране?

Это, наверное, судьба. И я довольна тем, что судьба преподнесла мне именно такое решение, в результате которого мы оказались здесь. Я довольна, что мы отважились на этот шаг. Все познается, как известно, в сравнении. И нынешний промежуток времени, каким бы трудным он ни был, все равно лучше того, когда мы жили там и просто плыли по течению. Здесь, конечно, наоборот, получается все больше против течения. Но это даже приятно — и для души, и для тела. Чувствуешь, что живешь.

В.Крымова