Учиться всегда пригодится

Если попробовать придумать такую профессию, которой сложнее всего найти применение за границей, первое место, пожалуй, займет профессия учителя русского языка. Преподаватели любой другой дисциплины при знании языка страны, в которой они оказались, вполне могут попытаться отыскать работу по специальности: дважды два в любом государстве — четыре. А вот кому здесь, в Европе, может понадобиться наш родной русский язык, даже представить себе трудно. На родине учителей русского языка, понятное дело, пруд пруди, имя им — легион, как говорится. В любой средней школе, гимназии, лицее русский язык — один из основных предметов, занимающих центральную позицию в расписании уроков и отнимающих уйму времени, сил и нервов учащихся. Кроме того, практически во всех вузах в качестве одного из вступительных экзаменов по-прежнему сдается сочинение, изложение или диктант, и для подготовки к поступлению чадолюбивые родители исправно нанимают своим митрофанушкам репетиторов. Так что и с частными уроками проблем нет — работы хоть отбавляй, 24 часов в сутки не хватает. Но это все там, в России, а здесь русский язык, мягко скажем, не в моде, да и своих, чешских, преподавателей этой учебной дисциплины еще с советских времен осталось немало и теперь хотя бы им работу найти. Иностранцам даже пытаться конкурировать с местными коллегами не стоит, совершенно очевидно, кому будет отдано предпочтение. Так что же, менять профессию? Нет! По крайней мере, так решила героиня нашей статьи. Полученной в Самарском Государственном университете специальности она не изменила и успешно преподает русский язык в Чехии. Чехам. И не только.

Расскажите, пожалуйста, как вы оказались в Чехии?

Мысль об отъезде из России витала в воздухе давно. В постсоветскую эпоху, как известно, пределом мечтаний для женщины было выйти замуж за иностранца. Сначала разговоры вертелись вокруг этой темы, потом тема закрылась сама собой — вышла замуж, но не за иностранца, за своего. Но, видимо, окончательно мысль об эмиграции не ушла. А потом приехала на побывку на родину моя подруга, несколько лет назад уехавшая в Канаду. Поговорили, рассказала она об этой Канаде так, что я поняла, что надо немедленно собираться и немедленно уезжать. Это, конечно, стоило безумных денег, но идея запала и осела. Это было в 1996 году. С Канадой ничего не получилось, навалились разные проблемы. Потом, некоторое время спустя, совершенно неожиданно выяснилось, что одна наша знакомая работает в туристической фирме, которая отправляет народ на жительство в Прагу через Калининград. Это было на 2000 долларов дешевле, чем через Москву, поэтому такая возможность нас заинтересовала. Мы продали машину и поехали в Калининград. До этого времени Прагу мы никогда не видели, только по телевизору. И что такое эмиграция тоже не знали, наивные. Чехию мы собирались использовать как промежуточный пункт, чтобы потом двинуться дальше. Приехав в Прагу, мы поняли, что не ошиблись — некоторое время мы здесь поживем: чисто, красиво, приятно, тихо. Подали документы на оформление годовой визы, продали квартиру. Окончательно перебрались сюда в апреле 2000 года. То есть в Чехии мы оказались почти случайно, эта страна не была нашей целью. Сознательным был, пожалуй, только отъезд из России. Мы ехали не «в…», а «из». А уж когда мы приехали, пережили всю эту адаптацию, я поняла, что больше уже никуда не поеду. Это была первая и последняя смена страны в моей жизни. Наверное, двадцатилетним это не так сложно, но когда тебе уже за тридцать, все гораздо труднее. Лично я поняла, что с меня хватит. Надо учиться жить в этой стране.

Как складывалась Ваша жизнь здесь? Чем Вы занимались?

Поначалу я ничем не занималась. Учила чешский язык. Быстро-быстро обучала своего ребенка русской грамоте, хорошо представляя себе опасность нахождения в чужой языковой среде. Параллельно он учил чешский. Муж искал работу. С сентября школа, где мой сын учил чешский язык, пригласила меня преподавать русский язык русскоговорящим детям. Но это всего один час в неделю, то есть сто крон. Деньги, привезенные из России, подошли к концу. Мы оказались в некотором недоумении. Я подала объявления во все русские газеты о том, что я учитель русского языка. Появилось несколько частных учеников. По этим же объявлениям мне весной позвонили из одной частной языковой школы и предложили преподавать русский язык иностранцам. Так у меня появилась первая ученица — француженка. Набравшись опыта и смелости, я дала объявление уже о преподавании русского языка как иностранного. Так появился американец. Это был мой второй ученик. А потом тоже по объявлению меня нашел Российский центр науки и культуры, где я работаю и сейчас.

Нравится Вам эта работа?

Нравится. Я занимаюсь тем, чему 6 лет училась в университете. Кто-то когда-то сказал: «Хотите всю жизнь ничего не делать и получать за это деньги? Занимайтесь любимым делом». Хотя размер зарплаты не совсем позволяет назвать это получением денег. Но когда становится особенно грустно по этому поводу, я вспоминаю, какую зарплату получают российские учителя, и все встает на свои места.

Где Вам интереснее работать — здесь или в России?

Здесь интереснее. Когда-то давно, когда я заканчивала университет, меня спросили: «А кем ты собираешься работать? Что ты будешь делать с такой профессией?» А я отвечаю: «За границу уеду. Буду там преподавать русский язык иностранцам». Сказала — и аж задохнулась от собственной наглости. Это был 1990 год. Тогда это звучало, как забавная шутка или фантастическая самоуверенность. Но все сложилось именно так. Так что остерегайтесь ваших желаний, ибо рано или поздно они сбудутся.

Какое впечатление у Вас о чехах как студентах?

Все мои чешские студенты — это люди, у которых русский язык третий или четвертый иностранный. Это уже само по себе вызывает огромное уважение. У меня у самой столько живых языков не наберется. Мои студенты — люди умные, образованные, очень-очень интересные. Очень тактичные и деликатные. Возможно, это национальная чешская черта. Мне она весьма импонирует. Правда, иногда я молчание и вдумчивый взгляд по наивности принимаю за полное понимание того, о чем я говорю. И только прямой вопрос и отсутствие ответа на него показывают, как я ошиблась.

Подводя, скажем так, предварительные итоги Вашего пребывания здесь, что Вы можете сказать? Вы довольны своей жизнью?

Я всегда была довольна своей жизнью. Я считаю, грех быть недовольным своей жизнью. Я просто заставляю себя быть довольной. Но, как всякого нормального человека, меня никогда не устраивает то, что у меня есть и хочется того, чего нет. Вообще жизнь в эмиграции напоминает жизнь в неродной семье. Любые обиды, даже крохотные, которые в родной семье забываются быстро, в чужом доме помнятся долго и воспринимаются как личное, специально задуманное оскорбление. Как только здесь случается какая-нибудь неприятность, первая мысль: «А вот домой бы! А вот бы к маме! Здесь меня все не любят и обижают. А вот моя мама приедет, она вам всем покажет!» Аналогия полная. Мы здесь, как сироты. Кто первый улыбнется, тот и друг. А вот моя мама действительно приезжала к нам в этом году. И она сказала: «Вы здесь живете лучше». А мне больше ничего и не надо.

В.Крымова