Может ли Православная церковь стать объединяющим началом русскоязычной эмиграции?

o.Oleg Machnev

Русскоязычная эмиграция Чехии очень разнородная. Православная церковь, безусловно, служит фундаментальным, объединяющим началом для всех русскоязычных мигрантов. У этого две причины. Первая – когда человек находится вдали от дома, вне привычного уклада жизни и работы, он более явно чувствует потребность в чём-то родном и близком, православном храме, например. Второй момент – качество общения. Собеседнику за границей предъявляются повышенные требования – с ним необходимо полное взаимопонимание и доверие. Не в питейных же заведениях их искать! Это тоже одна из причин, почему люди приходят в Храм Божий.

Куда приезжему, ищущего душевного покоя, в первую очередь податься, к кому обратиться, на какой сайт зайти?

Актуальный вопрос. Представьте себе, что почти все чешские православные сайты на русском языке – это сайты отдельных православных приходов. С конца апреля прошлого года начал действовать единый сайт http://pravoslaviecz.cz, где есть интерактивная карта Чехии, с помощью которой только приехавший в Чехию человек может найти в своём регионе приходы с контактами настоятелей и фотографиями храмов.

Насколько важен внешний вид, «качество» сайта для правильного их восприятия православной аудиторией?

Скорее важен не внешний вид, а содержание. Чтобы люди прочитали, и произошел определённый процесс осознания своей жизни. Мы ни за кем не бегаем с плакатами, не хватаем за руки, не врываемся в дома и не играем на гитарах. Когда наши статьи доходят до читателя, появляется искренний интерес, они начинают звонить в редакцию, и тут наша задача всё доходчиво объяснить, в нужное русло направить.

Наши маленькие победы складываются из количества воцерковлённых людей и преображенных от изменения сознания, переориентировке на другую систему координат, приоритета ценностей.

Отсутствие суеты и беготни — это чисто православная особенность? Или это фундаментальная основа любой религии?

Нужно пояснить один важный момент. Мы не стремимся, чтобы у нас в храмах было большое количество посторонних людей. Ведь какие возникают ситуации? Есть храмы, расположенные в центре города, идёт там богослужба, все находятся в определённом состоянии души, и вдруг врывается группа туристов с фотоаппаратами наперевес: бегают, толкаются… Я рад, что у меня храм на окраине города и туда приходят лишь люди из другого мира, с другой, настоящей системой координат. Кроме своего прихода в Клатове, служу в городе Пшибрам. И вот представьте: из 50 прихожан единственного в городе храма 35 приезжали на службу из Праги, где есть шесть православных храмов. Можете себе представить – за 60 километров! Просто в своё время там был настоятелем схиархимандрит Сильвестр, который притянул к себе духовных чад и они продолжают ездить в Пшибрам в память о нём.

Складывается ощущение, что большинство прихожан православных храмов просто совершают там определённый набор ритуалов, считая это достаточным для духовного очищения. При этом моральный облик этих людей за пределами церкви оставляет желать лучшего, что является одной из главных претензий к Православию со стороны обывателя…

Есть люди, которые действительно живут во Христе, «овечки Божьи», а есть люди, которые всё пунктуально соблюдают, но при этом им многое непонятно. Архимандрит Сергий, к которому я обратился с этим вопросом, мне ответил – ходят и ходят, после Господь их направит: будут слушать проповеди, будут наставляться, у каждого свой духовный путь, по которому человек идёт шаг за шагом, нельзя от него сразу что-то требовать.

Нужно также понимать, что прийти в храм, расставив свечки, при этом что-то подпевая, не значит ещё гарантию пребывания в Церкви. Церковь нельзя ограничить четырьмя стенами и потолком. Это мистическое тело Христово, это реальный живой организм.

Те, кто, придя в церковь, прежде всего, спешит выполнить определённые ритуалы: сюда столько-то свечек «за здравие», сюда столько-то «за упокой», порой не осознают, что не это главное. Центральная часть Литургии называется «Евхаристия», то есть Благодарение. Каждому необходимо знать, какую жертву Господь наш Иисус Христос приносит, какую трапезу Он нам накрывает для нашего спасения, и мы несём Богу за это Благодарение.

Надо жить во Христе, а исполнение обрядов – оно может даже и отвлекать. Блеск и внешние красоты тут совсем не важны, необходимо быть реальным членом живого организма во Христе. В церкви нет зрителей…

А что насчёт священнослужителей, которые стремятся выделиться? Ездят на дорогих машинах, например…

Христос не пришёл спасать праведников, он пришёл за больными, которые нуждаются во враче. Страсти же точно также нападают и на священнослужителей. У нас нет волшебной палочки, которой взмахнул — и все проблемы решились. Мы также больны, как и миряне. Это может быть не видно со стороны, но многие священнослужители со слезами молятся – они знают свои страсти и борются с ними. И если кто-то где-то допускает падение – вы наоборот, как верующие, взмолитесь, помогите ему, поддержите. Хамство – когда ты пальцем показываешь и говоришь: посмотрите, вот он – опустился. А своих грехов человек при этом не видит! Тот, кто раздувает подобные истории, уподобляются хамам, создавая излишний конфликт. Есть хорошее святоотеческое наставление: «Следи за собой. Никого не осуждай. Ничему не удивляйся», и сам будешь спокойным и уравновешенным. А если есть возможность, со смирением помоги, вразуми, поддержи. Будь выше, не падай сам в своём осуждении. Лучше грешник, осознающий себя грешником, чем праведник, осознающий себя праведником.

Вообще, у «рогатого и хвостатого» для каждого своя наживка: он сидит на берегу с удочкой и отлавливает таких вот «праведников». Если человек исполняет все общественные законы, это ещё не говорит о его духовности: белая рубашка, наутюженные брюки, начищенные ботинки, ничего не значат, если у тебя каменное сердце. Вера – это Дар Божий, он либо есть, либо его нет. Приходя в церковь, человек тем самым осознаёт своё несовершенство: слабость в противостоянии стрессам, страстям, корень от слова «страдать». Церковь — это больница, куда каждый приходит со своей болезнью с надеждой на излечение. Если человек совершает какие-то грехопадения, но при этом всё прекрасно осознаёт и внутренне борется с этим, это уже неплохо.

Интервью с протоиереем Олегом Махнёвым для газеты КРОНА