Слово проповеди отца Исаакия было проникнуто глубокой силой духовности и знанием истины

isaakij

12 февраля – 120-я годовщина со дня рождения Архимандрита Исаакия (Виноградова)

Всечестные отцы, возлюбленные во Господе братья и сестры, дорогие читатели!

o.O.Michnev

Говоря об отдельных, светлых, духоносных пастырях, несших миссионерство в зарубежье, к которым, несомненно, относится архимандрит Исаакий (Виноградов), я хотел бы совершить небольшой экскурс в то непростое время. После Первой мировой войны и революции 1917 года из России во все страны Европы произошел большой наплыв беженцев. По самым разным причинам в Европе, и, в частности, в Чехии, оказались представители религиозной, философской, культурной, научной элиты. И хотя так называемый «философский пароход» стал одним из самых трагических эпизодов истории русской эмиграции, все же в этом нашлись и ростки положительного: русская эмиграция открыла новые горизонты западной мысли, науке и искусству, привнесла новый, высокодуховный импульс в западное христианство, показав тем самым чистоту и глубину Православия! В конечном итоге это принесло нашим изгнанным соотечественникам признание и благодарность западного мира. У них не было возможности вернуться в Россию, они жили с ностальгией, а поскольку были чувственными по своей природе, то пытались своими делами, творческими порывами служить Родине, быть к ней как можно ближе. Стремились не потерять её, сохранить в себе, в своей душе, в своей семье, в своих детях!

Подобно закваске из притчи Спасителя, Православие передало свои свойства Европе, преобразив её народы. «Рассеяние» живущих по Евангельским заповедям сообществу верующих, дало импульс обмирщённому и приземлённому обывательству всего мира, в истинном душеспасительном смысле. Не даром многим запомнилась фраза министра экономики Австрии Фарлайнтера: «Европа кончается там, где начинается Православие».

В начале 20-х годов, Прага оказалась центром сосредоточения крупных духовных и интеллектуальных сил и стяжала заслуженную славу «Русского Оксфорда»! По призыву сердец православных верующих создавались новые храмы: В 1925 год вырос Успенский храм на Ольшанах, часовня святого Николая в подвале «Профессорского дома», годами позже, домовые церкви в Плзни, Градце Кралове, Пршибраме.

Напомню, что первые русские общины возникли ещё до первой мировой войны: 1870 г. Храм святителя Николая на Староместской площади в историческом центре Праги, который был взят в аренду графом Голенищев-Кутузовым, 1897 г. Храм во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых-Варах, 1889 г. Храм святой Ольги в Франтишковых Лазнях, 1902 г. Храм святого Владимира в Марианских Лазнях. Примечательно, что строительными работами по возведению храмов в Карловых-Варах, Марианских Лазнях и Франтишковых Лазнях, руководил замечательный человек Густав Видерман. Возникшие в Чехословакии русские православные общины (кроме монастыря прп. Иова в Словакии) подчинялись управляющему русскими приходами в странах Западной Европы митрополиту Евлогию (Георгиевскому), до 1930 г. состоявшему в юрисдикции Московского Патриархата, а в 1931 г. перешедшему под Константинопольскую Церковь. Непосредственно эти общины окормлял епископ Бельский Сергий (в миру Аркадий Дмитриевич Королев).

Долгое время епископ Сергий был практически единственным русским священнослужителем в Праге, и сам совершал все требы. С мая 1923 по май 1925 года в Праге служил также протоиерей Сергий Булгаков, переехавший в Париж после открытия Свято-Сергиевского института. Именно после отъезда во Францию отца Сергия, владыка Сергий остался единственным священнослужителем в Чехии. Только в 1928 г. у него появился ближайший друг и помощник — иеромонах, а затем архимандрит Исаакий (Иван Васильевич Виноградов). До революции он учился в Петроградской Духовной Академии, в годы гражданской войны служил штабс-капитаном в знаменитой Дроздовской дивизии Белой армии, в 1927 г. окончил Свято-Сергиевский Богословский институт в Париже и был направлен митрополитом Евлогием в Прагу, где стал настоятелем Успенской церкви в Ольшанах и также возглавил «Братство для погребения православных русских граждан и для охраны их могил в Чехословакии» (Успенское братство). Отец Исаакий служил и в пражском соборе свт. Николая Чудотворца. В первой половине 1930-х гг. помощником настоятеля собора свт. Николая Чудотворца служил священник Сергий Шимский, но в феврале 1936 г. он был переведен к Симеоновской церкви Дрездена. В 1932 г. к пражскому собору свт. Николая был рукоположен во диакона, а в 1933 г. — во иерея профессор — математик и астроном, сын знаменитого художника Виктора Васнецова о. Михаил Васнецов. С этого времени он служил в русских храмах Праги около 40 лет (с конца 1930-х гг. — в сане протоиерея). Следует упомянуть также, что в 1930-е гг. в Праге жил известный православный богослов профессор Николай Лосский. После захвата Судетской области Германией распоряжением рейхсминистра церковных дел Г. Керла от 5 мая 1939 г. находившиеся ранее в юрисдикции митрополита Евлогия, но не имевшие собственных приходов, русские приходы в Карлсбаде, Мариенбаде и Франценсбаде со всем их имуществом были переданы Берлинской и Германской епархии Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ). Возглавлял эту епархию архиеп. Серафим (Ляде). Говоря об архимандрите Исаакии, опираясь на воспоминания очевидцев его деятельности, верных духовных чад, возникает душевный подъём, умиление и восхищение, какими многогранными дарованиями наделил его Всевышний. Воистину «Дивен Бог во святых своих». Это был неутомимый труженик в деле миссионерства, прекрасный хозяйственник и администратор, проповедник, духовный рупор. Как и в апостольские времена, на практически непаханой земле атеизма и маловерия, он шел вперёд, увлекая своей харизмой многих, помогая нести слово Божие по Чешской земле. Постоянно выезжая в различные города, он неутомимо распространял веру, преодолевая трудности, шел вперёд за Христом. Именно благодаря его усилиям была основана крепкая православная община в городе Плзни, куда любвеобильный и сердобольный архимандрит постоянно доезжал, окормляя вверенную ему от Бога паству.

Жители сегодняшней Плзни практически уже не помнят, кому они обязаны насаждением благодатной нивы в этом Богоспасаемом городе. Может, только у некоторых из них, приходящих в гости к автору этих строк, в подсознании возникает висящая у письменного стола русского батюшки из Екатеринбурга, большая оригинальная грамота в застекленной алюминиевой рамке: «ВЛАДИМИРСКАЯ ЮБИЛЕЙНАЯ ГРАМОТА» подписанная: Епископом Сергием, архимандритом Исаакием, иеродиаконом Прокопием. Текст документа гласит: «Владимирская юбилейная грамота Выдана сия в память 950-летия Крещения Руси Ревнителям Отеческой Православной Веры и Русской культуры Русской Православной Общины в Пильзне, 14 августа 1939 года, Почётный председатель Юбилейного Владимирского комитета, Председатель, Секретарь

Грамота была дана в дар от священника Яна Поланского, когда автор этих строк был студентом Пряшевского Университета, на отделении богословия, и, наверное, по истинному промыслу Божьему попала в мои руки для сохранения памяти об этом легендарном человеке и истории создания русской церковной общины в городе Пльзень, в западной Чехии.

Дорогие братья и сестры, будем помнить замечательных, духоносных, не от мира сего людей, подвижников, в землях Чешских просиявших. Несших истинную веру, не лицемерную любовь ко Творцу, мирозданию Его, и всем творениям Его, какими были и епископ пражский Сергий (Королев), и его незаменимый помощник архимандрит Исаакий! Вечная им память!

В любви Божией, прот. Олег Махнёв

…Любить — это в райские двери стучаться, другого ведя за собой

Однажды красавица мне говорила

О том, что такое любить:

"Любить — это падать, и в этом паденье

Другого с собой захватить".

Такую любовь я не знал и не знаю,

И знать не могу, не хочу.

Иную мечту о Любви в своём сердце

Я светом надежд золочу.

Любить — самому в высоту подниматься

Тернистою, узкой тропой.

Любить — это в райские двери стучаться,

Другого ведя за собой.

Архимандрит Исаакий Виноградов, 9 марта 1919 года

Под стихотворением стоит имя архимандрита Исаакия, и легко представить: келья, огонек лампады, седобородый старец… Но не было ничего этого 9 марта 1919 года — ни монастырской кельи, ни поскрипывания пера в тишине. Не было еще и монаха Исаакия.

Была Гражданская война, деникинская армия, измотанный штабс-капитан Виноградов, адъютант полковника Туркула. Штабс-капитану было двадцать четыре года, полковнику — двадцать шесть.

До Первой мировой войны сын сельских учителей Иван Виноградов успел окончить в Петербурге реальное училище и два класса Духовной академии. А потом был Румынский фронт, Февральская революция, вступление в добровольческую армию, два ранения, Ледяной поход с отрядом полковника Дроздовского (1200 километров с боями). Дроздовский умер от ран в январе 1919-го, его и сменил Антон Туркул. К марту 1919 года в полку, ранее полностью офицерском, каждый третий взвод стал мальчишеским. Кадеты, гимназисты, студенты, едва достигшие пятнадцати — шестнадцати лет. Среди ежечасной смерти многие писали стихи. Вот и штабс-капитан между боями выцарапывал карандашом: «…Любить — это в райские двери стучаться, другого ведя за собой». Он дал обет, что если останется жив, то станет монахом. Своей мечты Иван не скрывал от сослуживцев. И уже тогда, в 1919-м, он мог бы выйти из боя, перебраться за границу, найти себе пристанище в монастыре. Не думаю, чтобы кто-то его осудил. Но как было оставить друзей, бросить вот этих мальчишек в малиновых фуражках… В конце марта 1920 года — исход. В час ночи в Новороссийском порту дроздовцы погрузились на пароход "Екатеринодар". У мола остались тысячи брошенных коней. Потом — Галлиполи, палатки под открытым небом, в голом поле, горечь и отчаяние, скитания по Болгарии. Виноградову пришлось и батрачить, продавать газеты, наниматься на щеточную фабрику. Узнав, что в Париже идет набор в только что созданный Свято-Сергиевский богословский институт, Иван добирается до Франции и оказывается в числе десяти первых студентов. Вскоре митрополит Евлогий постригает его в монашество с именем Исаакий — в честь преподобного Исаакия Далматского.

С 1929 года о. Исаакий служит в Праге. Столицу Чехословакии называли тогда "русским Оксфордом". Здесь нашли пристанище многие наши ученые. В конце 1920-х годов для русских профессоров и преподавателей в пражском районе Дейвице было построено несколько жилых домов. В одном из этих профессорских домов была устроена домовая церковь. Еще у русских был храм Успения на Ольшанском кладбище. А главным был Свято-Николаевский собор. Архимандрит Исаакий продолжал служить в этом соборе всю войну. 24 мая 1945 года за ним пришли советские контрразведчики. Его обвинили в том, что в 1944 году он согласился стать главным священником РОВС (Русского Обще-Воинского Союза). Отца Исаакия привезли во Львов, втолкнули в переполненную камеру. Уголовники тут же сорвали с батюшки маленькую перламутровую иконку, которой родители благословили Ивана перед его уходом на войну в 1914 году. 3 мая 1946 года после ходатайств архиепископа Сергия (Королёва) и патриарха Алексия I отца Исаакия освободили и направили на поселение в Актюбинск.

С 1958 до кончины, архимандрит Исаакий был настоятелем Вознесенского собора в городе Елец, благочинный Елецкого округа. Благоговейно служил Божественную литургию, по воспоминаниям современников, имел дар молитвенных слёз при совершении Евхаристии. К архимандриту Исаакию в Елец приезжали духовные чада как из разных регионов страны, так и из-за границы – Чехословакии, Болгарии, Сербии. Был награждён очень редкой наградой — Патриаршим посохом. Был выдающимся проповедником. По словам священника Павла Поваляева: «слово проповеди исходило у отца Исаакия, как отмечали его прихожане, из самого сердца и неизменно было проникнуто глубокой силой духовности и знанием истины, чувством горячей личной веры».

Могила архимандрита Исаакия на елецком городском кладбище почитается верующими, её посещают паломники из разных концов страны и из-за границы. Создан Фонд архимандрита Исаакия (Виноградова), председателем которого является Алевтина Витальевна Окунева, составительница двух книг о его жизни. В мае 2005 в городе Ельце состоялась международная конференция «Торжество Православия», посвящённая 110-летию со дня его рождения.