Так рождается чудо

Кто Вы такая? Откуда Вы?
Ах, я смешной человек!
Просто Вы дверь перепутали,
Улицу, город и век…

Б.Окуджава

В первую очередь — век. Ирма Манджгаладзе, похоже, заблудилась во времени, опоздала родиться лет на сто. Все в ней — от той удивительной и прекрасной эпохи высокой Поэзии и тонких Чувств. И то, что она делает, тоже чудесным образом не вписывается в наше прагматичное, суетливое время. Может быть, именно поэтому, глядя на творения ее рук, нельзя не замереть от восторга и не почувствовать, что есть все же на земле что-то вечное и непреходящее. Это «что-то» — красота, которую не властны победить ни годы, ни столетия. Это и есть настоящее чудо. Да и сама судьба этой удивительной женщины, похоже, складывается каким-то невероятным, чудесным образом, как будто проведение ведет ее за руку и указывает путь. Конечно, в том, что она делает, не только искра Божья, но и, несомненно, огромный, титанический труд, но об этом как-то забываешь, когда видишь эту Красоту. Сама наша героиня утверждает: никогда не представляла себе, что когда-нибудь будет заниматься ювелирным делом профессионально. Филолог по образованию, картины и украшения она делала сначала просто для себя. Может быть, именно потому, что она никогда этому не училась, у нее и получаются такие уникальные вещи — для нее нет правил, она не знает, что можно, а что нельзя. «Когда я начинаю работу, я совершенно не представляю, что получится в результате, какое оно будет. Для меня самой это всегда неожиданность. Поэтому ни одну из своих работ я не могу повторить. Все они существуют только в единственном экземпляре», — говорит наша героиня. То есть и для нее самой рождение (именно рождение) каждой новой вещи — это чудо. А когда в дело вкладывается столько тепла и любви, оно не может не стать делом жизни. Судьба позвала за собой, и она сумела чутким сердцем художника уловить этот зов и откликнуться на него. Появились первые заказы, показы, персональные выставки. А потом судьба привела ее в Прагу…

Почему именно Чехия? Этот выбор был случайным?

Случайным ничего не бывает. Мой дедушка был чехом, в Праге у меня живут друзья. Может, это судьба. Когда я сюда в первый раз приехала, я каким-то удивительным образом узнавала улицы, дома, перекрестки, которых раньше никогда раньше не видела. Безумный приступ дежавю: я чувствовала, что когда-то я здесь уже много раз ходила, может быть, во сне.

Как Вам здесь нравится?

Мне здесь очень нравится. Мы много путешествовали, и все-таки чехи мне кажутся замечательными людьми. Я знаю, что многих моя позиция удивляет, но мне чехи страшно симпатичны. Они просто долго присматриваются к людям, долго не подпускают к себе, но если уж подпустят, то это такие друзья… Всегда готовы прийти на помощь. И еще они удивительно деликатны и толерантны. Во всем. Я, например, была очень удивлена, когда увидела здесь под Рождество, как Микулаш и черт ходят по улицам вместе. В нашем представлении это просто какое-то святотатство, есть абсолютное добро и абсолютное зло — и между ними пропасть. Как могли оказаться в одной компании святой и черт? Я настолько этим заинтересовалась, что решила почитать чешские сказки. И тогда я поняла, что добро и зло живут вместе, рядом, и зло помогает добру наказывать зло. И даже на крестинах ребенка у них присутствует не только ангел, но и черт, который желает ребенку быть таким же веселым, как сам черт. То есть добро и зло идут рука об руку, просто каждый занимается своим делом.

Когда Вы приехали сюда, вы сразу начали работать?

Нет, некоторое время я сидела дома, приходила в себя. Потом совершенно случайно одна знакомая заинтересовалась моими работами. Так мои украшения оказались на показе мод. Потом стали звонить люди, заказывать что-то. Дальше начались показы. В общем, пошло-поехало. Я вообще ничего в жизни специально не делаю, все происходит как будто помимо меня, само собой. И с персональной выставкой в салоне Фаберже получилось также. Мы с дочерью зашли туда совершенно случайно, хозяйка заинтересовалась моими украшениями и предложила оформить витрину с моими работами и фотографиями. Вот недавно я снова получила большой заказ, еще звонили из одного магазинчика в старом городе, предложили переоборудовать магазин под меня. Причем все это — события одного года.

Расскажите, пожалуйста, как рождаются ваши работы. Откуда Вы берете эти сюжеты, мотивы?

Вы знаете, для меня самой это во многом загадка. Наверное, это идет из сказок. Может быть, это покажется странным, но, на мой взгляд, есть что-то общее в стиле древнеегипетских украшений и вышивки русского национального костюма. Возможно, какие-то мотивы оттуда. А от восточных украшений — массивность… Точнее свой стиль я сама определить не могу.

Вы много работаете?

Вообще я могу работать все время. Я испытываю от этого безумное удовольствие. Хотя по натуре я человек очень нетерпеливый, для меня процесс ожидания мучителен. А на некоторые работы уходит очень много времени, особенно теперь, когда я начала вязать украшения из бисера. Очень хочется видеть свою работу уже готовой. К сожалению, в сутках всего 24 часа, а у меня только две руки. Я работаю дома, одна. Но я не люблю одиночества. Мне необходимо ощущение востребованности. Я должна видеть, что то, что я делаю, нравится людям. Мне безумно интересны люди, которые носят мои украшения. Я хочу их видеть. Вот недавно одна моя коллекция ушла в Москву, и я просто не могу — мне надо знать, какая была реакция, как понравилось, кто их теперь носит.

Вы так трепетно относитесь к своим работам. Не жалко продавать?

На показах часто люди подходят, хотят купить что-нибудь. Но иногда так не хочется говорить о цене, о деньгах, что у людей просто складывается впечатление, что я не продаю работы. Хотя я собиралась их именно продать. В общем, как от сердца отрываю.

А как у Вас обстоят дела с ностальгией? По дому не скучаете?

Мне кажется, ностальгия — это то воспоминания о том хорошем, что осталось в прошлом. Вот если мы уедем отсюда, я думаю, мы тоже будем испытывать ностальгию. У каждого города есть свой запах, и он остается в памяти. Конечно, я безумно скучаю по родителям, но обратно не тянет. Я себя отношу к поколению людей без родины. Мы дети Советского союза. Мы достаточно космополитичны, очень далеки от всего националистического. Мы граждане планеты, поэтому нет ничего удивительного, что мы разбрелись по всему миру. И вместе с тем человек может ощущать себя чужим и ненужным в любой стране, среди людей любой национальности: хоть среди русских, хоть среди чехов. И в то же время я считаю, что человек не может быть лишним на земле. Тут важно собственное ощущение — насколько лишним ты себя чувствуешь в мире.

Ваши украшения настолько необычны, они как будто пришли из другого времени…

Мне очень близок XIX век, я сама с удовольствием бы носила платья тех времен. Наверное, я неисправимый идеалист, но мне кажется, что то, что носит человек на себе, не может не отражаться на том, что он носит в себе. Мне бы хотелось, чтобы мои работы помогли людям и вести себя немного по-другому. Надев такие украшения, женщина невольно расправляет плечи, все в ней преображается. Я хочу, чтобы женщины снова стали Женщинами.

В.Крымова