Тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет

Обучить музыке своих детей (особенно дочерей) стремятся у нас многие родители. Наверное, во многом это дань давнишней традиции, идущей еще из тех далеких времен «дворянских гнезд», когда барышня из приличной семьи непременно должна была говорить по-французски и играть на фортепиано. Даже в последние годы, когда в моду вошли куда более практичные сферы применения сил, когда рыночные отношения заняли прочные позиции не только в экономике, но и в отношениях между людьми, музыкальное образование, как это ни парадоксально, по-прежнему в чести. Хоть и пришлось музыкальным школам несколько потесниться (иногда не только в переносном, но и в прямом смысле) и уступить дорогу куда более современным студиям будущих фотомоделей или школам спортивного танца, все же российское классическое музыкальное образование не кануло окончательно в Лету. Честь ему и хвала. И по-прежнему сотни мальчиков и девочек едва успев пообедать после уроков в обычной школе, спешат в музыкальную. Справедливости ради стоит отметить, что далеко не всем им это доставляет огромную радость. Некоторые ходят туда от нечего делать, некоторые — за компанию с подружкой, некоторые — потому что мама велела. И потому скучают и зевают на уроках, а иногда просто тихо ненавидят всю эту тягомотину и ждут не дождутся, когда же пройдут эти проклятые семь лет каторги. Как правило, после окончания «музыкалки» они к инструменту больше никогда не подходят. Но для многих ребят музыкальная школа — это то, о чем они мечтали, то, что доставляет им настоящую радость. А для некоторых, пусть и немногих, музыка становится делом всей их жизни. Наша сегодняшняя собеседница закончила не только музыкальную школу, но и Костромское музыкальное училище по классу фортепиано и музыкально-педагогический факультет Костромского Государственного Университета. Специальность — преподаватель фортепиано и концертмейстер. Полученной профессии соответствует даже внешне — утонченная поэтичная барышня, будто сошедшая со страниц романов Тургенева. «Мимолетное виденье, гений чистой красоты», как сказал бы поэт. Казалось бы, ничем иным, кроме искусства, она заниматься не должна, да и не сможет никогда. Но людям, а особенно молодым, свойственно пытаться изменить судьбу, сойти, так сказать, с заранее предначертанного пути, попробовать себя. Жажда новых впечатлений зовет вдаль…

Какие причины привели Вас в эту страну?

Никакой особой необходимости в этом не было. С работой проблем никаких (я тогда преподавала в музыкальной школе), хотя, конечно, зарплата не очень устраивала. У нас, в Костроме, одна туристическая фирма активно агитировала за ПМЖ в Чехии и некоторых все-таки подвигла на этот шаг. Мы с подругой решили попробовать. Хотелось просто узнать, что это за жизнь такая за границей, которую так интересно все описывают. Туристическое агентство обещало нам, конечно, золотые горы. Обещанного ПМЖ нам, естественно не предоставили, но хотя бы оформили годовую визу.

Чем Вы собирались здесь заниматься?

а же женщина из туристического агентства, которая оформляла нас сюда, говорила, что у нее в Праге две собственные фирмы, обе, что называется, «раскрученные». А теперь она якобы собиралась открывать здесь музыкальную школу и приглашала нас с подругой в качестве преподавателей. Никакой музыкальной школы она не открыла. Но мы были молодые, что называется — энтузиасты, трудностей не боялись. Наоборот, хотелось проверить свои силы, испытать характер, что ли. Вдали от всех, вдали от привычной жизни, от родного дома. Первый год приходилось, конечно, трудновато. Искали любую работу. Сначала я устроилась массажисткой (я еще дома окончила курсы массажа), постепенно появились какие-то частные уроки. Потом нас пригласили работать в небольшой магазин.

Эта сфера деятельности никак не связана ни с Вашим образованием, ни с предыдущей работой. Как Вы решились взяться за это дело?

Мы сразу честно признались хозяевам магазина, что у нас нет ни торгового образования, ни опыта работы. Да и по-чешски мы тогда практически не говорили, только «здравствуйте», «до свидания» да «спасибо». Но хозяев это не смутило, они сказали, что это их вполне устраивает, они как раз искали продавцов без предварительного опыта работы. Дело в том, что до нас у них торговали опытные продавцы, так от них убытков оказалось очень много, они все больше на себя работали. Мы работали честно и вполне добросовестно, с хозяевами отношения у нас были хорошие. Так что если я захотела бы туда вернуться, меня всегда примут. Большого удовлетворения, естественно, эта работа мне не приносила, но финансово она нас тогда очень поддержала. Конечно, тоже не Бог весть какие деньги, но на еду и на жилье хватало.

Как вы вернулись к своей профессии?

Мы познакомились через газету с русским директором музыкальной школы, он обещал пригласить нас на работу, как только у него появятся вакансии. Так и получилось. А потом я начала работать еще и в одной из частных русских школ в качестве преподавателя музыки и воспитателя детского сада.

Детский садик — ведь это еще совсем малыши… Не страшно было с ними работать?

Когда я еще училась в институте, мы проходили практику в детском саду, так что опыт работы с малышами у меня был, пусть и очень небольшой. Хотя, конечно, не с такими крошками — ведь здесь к нам в садик ходили даже двухгодовалые детки. Конечно, было сначала страшновато. Но ребятишек в группе немного, и я поэтому могла за ними уследить. Читала, конечно, всякую методическую литературу, училась заниматься с малышами.

А потом?..

А потом школа перестала существовать. Так что я оказалась как бы отброшенной на два года назад. Надо было начинать все сначала, снова искать работу. Стала расширять сферу своих частных уроков. Вроде бы, пока довольно успешно. И все-таки самые приятные воспоминания — именно о работе в школе и в детском садике. Наверное, это все-таки моя профессия, мое призвание. Мне очень нравилось работать с детишками, всегда хотелось придумать что-нибудь интересное, какой-нибудь праздник, чему-то их научить.

Довольны ли Вы результатами своей деятельности здесь? Домой не тянет?

Я пыталась анализировать свой опыт пребывания за границей. Все-таки мне это очень много дало. Характер у меня закалился, я могу теперь чего-то добиться в жизни. В любой ситуации я научилась находить положительные стороны, никогда не отчаиваться. И вообще, мне кажется, что здесь больше возможностей для самореализации, по крайней мере, для меня. В Москве, конечно, другое дело, а у нас, в провинции, с каждым годом становится все хуже. Я еще пока нахожусь на перепутье, не знаю, где я буду дальше жить, но все больше склоняюсь к тому, что в Кострому я не вернусь. Хотя тем своим знакомым, кто собирается ехать за границу, я советую серьезно подумать. Здесь все совсем не так просто, как кажется оттуда.

В.Крымова