Do you speak english?

Знание иностранного языка (а английского — в особенности) всегда вызывало в нашей стране уважение. Диплом языкового вуза еще в советские времена был одним из самых престижных, а конкурс на факультеты иностранных языков — одним из самых высоких. Посоперничать с этими институтами мог разве что театральный (какая же девочка не мечтает стать актрисой!) или медицинский (непонятно только, почему при таком бешеном конкурсе в мединституты у нас было так мало хороших врачей…. Но это к теме нашего сегодняшнего разговора не относится, так, к слову пришлось). Вернемся к иностранным языкам. Возможно, некоторые из родителей многочисленных абитуриентов и впрямь своих отпрысков «прочили по дипломатической части», как сказал Гоголь. А скоре всего, просто понимали, что знание иностранного языка человеку ХХ, а уж тем более XXI века совершенно необходимо. Так что дело было, наверное, все-таки не только в престиже. Изменившаяся за последние десятилетия экономическая и политическая ситуация в стране не могла не сказаться и на сфере образования. В моду вошли такие специальности, как экономист, менеджер, специалист по маркетингу и т.п. Но рейтинг языковых вузов отнюдь не упал. Более того, теперь учебные заведения любого уровня, начиная с детского сада, включают в свой учебный план иностранный язык. Пытаясь привлечь учащихся, школы заявляют об углубленном изучении английского, а еще лучше — о нескольких иностранных языков. Знание языков становится необходимым как никогда. В большинстве объявлений о приеме на работу (практически на любую работу по любой специальности) среди основных требований к соискателю называется умение работать на компьютере и знание английского языка. И это, как говорится, на родине. А уж за границей без иностранного языка, как без рук. Здесь большинство людей (и туристов, и, как говорится, начинающих эмигрантов) пытается решить любую коммуникативную задачу путем извлечения из глубин памяти каких-либо отдельных английских фраз, завалявшихся там со школьных времен. Это вполне логично: русский язык здесь знать никто не обязан. Как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Пусть даже английский в этой стране и не является государственным, но все же это, что называется, язык международного общения. Со стороны вообще кажется, что для эмигранта знание иностранного языка — это решение большинства проблем. Хотя, конечно, все не так просто. Наша сегодняшняя собеседница, знающая английский в совершенстве, утверждает, что в разрешении обычных будничных ситуаций он здесь, в Чехии, не очень-то помогает. Но все равно свою профессиональную деятельность связывает именно с этой специальностью, полученной ею в Краснодарском Государственном Университете. О причинах, побудивших ее уехать за границу, говорить не любит: «Это личное. Но не из экономических и не из политических соображений. Одна из основных причин — армия. У меня пятнадцатилетний сын».

Насколько ваша эмиграция была сознательным и продуманным шагом?

Мысль о возможном отъезде за границу, конечно, была давно. Как и у всех, наверное. И — тоже, пожалуй, как и у всех — в основном на уровне разговоров, не вполне осознанно. Я всегда отдавала себе отчет в том, что хорошо там, где нас нет.

А почему Вами была выбрана именно Чехия?

Это было проще. И ближе. Наверное, даже в первую очередь — ближе. После того, как я пожила в Америке, эту страну я для себя «закрыла». Там все абсолютно чужое — другие люди, другая культура, совершенно неприемлемый для меня образ жизни. То есть к Чехии меня подвигла мысль, что это все-таки славяне.

Каковы были первые эмигрантские впечатления?

Я вообще по натуре недобитый оптимист. Я достаточно легко перехожу из одного состояния в другое. Так что я не могу сказать, что был какой-то шок. Я просто сразу попыталась начать адаптироваться. Это, конечно, непросто, но спасибо времени, оно лучший помощник. Привыкаем потихоньку. Хотя я и сейчас, три года спустя, не могу сказать, что я достаточно хорошо знаю здешнюю жизнь. Да и вообще то, как мы здесь живем, эмиграцией назвать нельзя. Ведь общаемся мы только с русскими, если не считать магазинов или случайного обмена фразами на улице. Круг общения — и личный, и по работе — почти исключительно «свои». Так что я даже не могу утверждать, что нахожусь в эмиграции.

Как с работой? Чем Вы здесь занимаетесь?

Преподаю английский. Опять же русским. В чешские учебные заведения нас не очень-то хотят брать на работу. Да и вообще так уж сложилось. Ученики самые разные, от школьников до вполне взрослых людей. Одному было 62 года, тоже хотел изучать английский язык. В основном это индивидуальные уроки, хотя я преподаю и в некоторых русских учебных заведениях. В России я работала в лингвистической школе, частных уроков было меньше, а здесь это основной заработок.

Есть ли разница между работой в России и за границей?

Работа — она, как говорится, и в Африке работа. Если к работе относишься добросовестно, то тяжело везде. Хотя, конечно, определенная специфика есть. Даже методика здесь нужна немного другая, потому что иные сроки и цели обучения. То есть никто не собирается долго и досконально копаться в разного рода лингвистических премудростях, изучать язык годами. В основном люди хотят заговорить по-английски, причем в максимально сжатые сроки. Все куда-то торопятся: кто собирается переезжать, у кого материальные проблемы. В любом случае, даже если это не обговаривается заранее, предполагается интенсивный курс. Каждый раз, начиная занятия с новым студентом, я должна помнить, что долго раскачиваться некогда, надо постараться успеть побольше, потому что времени мало. Но с самого начала работы за границей я почувствовала, что здесь я как преподаватель нужнее, чем в своем отечестве. Здесь все-таки больше интереса к английскому языку, больше уважения к человеку, который этот язык знает. Да и деньги это все же не те, которые платят в российской школе учителям. Последняя зарплата, которую я получала перед отъездом сюда, была 602 рубля при работе почти на две ставки. Здесь, конечно, на те деньги, которые я зарабатываю, тоже не зашикуешь, но прожить можно, а там это даже теоретически невозможно. Вот вам и разница.

Как Вы думаете, зачем люди здесь, в Чехии, учат английский язык?

С этого вопроса я обычно начинаю первое занятие: «Зачем Вам английский язык?» Это не праздное любопытство. Мне необходимо понять, чего хочет человек и в каком объеме. Чаще всего отвечают: «Мы живем в Европе, хотим говорить по-английски». Иногда совсем, так сказать, прикладные задачи ставят: «Собираемся путешествовать, надо уметь сориентироваться в магазинах». Тут, к сожалению, приходится объяснять, что это полный абсурд — выучить только тему «магазин» невозможно, изучение языка — это все-таки совокупность определенных видов деятельности.

А с чехами Вы заниматься не пробовали?

Пробовала. Были у меня две ученицы-чешки, психоаналитики по специальности. Очень было с ними интересно работать — первый опыт всегда интересен.

Как впечатления от чешских студентов по сравнению с нашими?

Очень дисциплинированные. Но глубоко не копают. Что задано — то сделано, ни больше, ни меньше. Русские люди все-таки в этом плане сильно отличаются. Они, если всерьез поставят цель, то занимаются на полную. И результатов добиваются настоящих, хотя изучение иностранного языка — тяжелый труд, требующий и хорошей памяти, и терпения, и времени, и сил.

Преподавательская работа — не из легких, да и не из самых доходных… Никогда не возникало желание сменить вид деятельности?

Конечно, иногда такие мысли посещают. Вообще-то, в моей жизни были подобные опыты: я работала в валютном отделе банка, в Интуристе, еще в нескольких местах. Собственно, моя преподавательская деятельность началась незадолго до отъезда из России, причем началась очень интенсивно, как будто я знала, что за границей именно этим и буду заниматься.

А в целом, как Вы считаете, наш человек может выжить за границей?

Конечно, может. Наш человек может выжить где угодно. Потому что у нас нет стереотипов. А если и есть, мы их в состоянии сломать быстрее, чем представители любой другой нации. В этом наше спасение.

В.Крымова